Террористический акт на Дубровке ("Норд-Ост") в октябре 2002 года. Теракт в норд ост


Террористический акт на Дубровке ("Норд-Ост") в октябре 2002 года

Трагедия в московском Театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года. Группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла "Норд-Ост" и служащих театра. Спустя почти трое суток произошел штурм здания. Террористы были уничтожены, а оставшиеся в живых заложники освобождены. В результате теракта погибли 130 заложников.

Трагедия в московском Театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года. Группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла "Норд-Ост" и служащих театра. Спустя почти трое суток произошел штурм здания, в результате которого террористы были уничтожены, а оставшиеся в живых заложники освобождены. В результате теракта погибли 130 заложников.

Согласно обнародованным следственным данным, практические шаги по подготовке теракта велись с начала 2002 года. Окончательное решение о совершении в Москве крупного теракта с захватом большого числа заложников было принято на совещании чеченских полевых командиров, состоявшемся летом 2002 года.Непосредственно подготовка террористического акта началась в первых числах октября 2002 года, когда из Чечни в Москву в багажниках легковых автомобилей была доставлена взрывчатка и оружие. Затем в течение месяца в Москву мелкими группами приезжали боевики, которые селились в нескольких снятых ранее квартирах, расположенных в разных районах города. Общий состав террористической группы составил примерно 40 человек, причём половину составляли женщины – террористки-смертницы. Изначально в качестве места возможного теракта рассматривались три объекта, которые подразумевали компактное присутствие большого числа граждан – Московский государственный театр эстрады, Московский дворец молодёжи и Театральный центр на Дубровке. В итоге выбор был сделан в пользу последнего из-за большого количества мест в зрительном зале, а также наименьшего числа подсобных помещений, которые необходимо бы было обыскивать, а затем контролировать.

Здание Театрального центра на Дубровке было построено в Москве на улице Мельникова в 1974 году и сначала именовалось Дворцом культуры Государственного подшипникового завода (ДК ГПЗ).

Он был обычным концертным залом, здесь проходили эстрадные концерты, театральные представления и т.п. В 2001 году для нужд создателей мюзикла "Норд-Ост" по роману Вениамина Каверина "Два капитана" здание было переоборудовано и переименовано.

23 октября 2002 года в 21.15 в здание Театрального центра на Дубровке ворвались вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. В это время в ТЦ шел мюзикл "Норд-Ост". В здании находились 916 человек — зрители, актеры, сотрудники театра, а также учащиеся школы ирландского танца "Иридан".Террористы объявили всех людей — зрителей и работников театра — заложниками и начали минировать здание.

Бомбы уложили вдоль стен на расстоянии пяти метров друг от друга, а в центре зала и на балконе разместили металлические баллоны. Внутри каждого — 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд. Внутренняя полость между снарядом и стенкой баллона была заполнена поражающими элементами. Женщины-террористки расположились в шахматном порядке у противоположных стен. Они закрывали зал по секторам в 30 градусов. Начинка пояса "шахида" — два килограмма пластичного взрывчатого вещества (plastic explosives) и еще килограмм металлических шариков.В середине зала, в партере, установили автомобильный баллон с взрывчаткой, рядом с ним постоянно дежурила смертница. Такое самодельное взрывное устройство установили и на балконе. Запланированные взрывы должны были идти навстречу друг другу, уничтожая все живое. Для этого был сделан центральный пульт управления.Некоторым заложникам было разрешено позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненного боевика террористы будут расстреливать по 10 человек.

В 22 часа стало известно, что здание ТЦ было захвачено отрядом чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. К зданию Театрального центра на Дубровке стали стягиваться усиленные наряды милиции, ОМОН, спецназ и внутренние войска.В первые часы после захвата части актеров и служащим театрального центра, находящимся в служебных помещениях, удалось бежать из здания через окна и запасные выходы.Поздно ночью террористы отпустили 15 детей.

24 октября в 5.30 в здание Театрального центра беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова, продавщица находящегося по соседству парфюмерного магазина), а в 8.15 — подполковник Константин Васильев. Оба они были расстреляны боевиками.

Первая попытка установить контакт с террористами была предпринята 24 октября: в 00.15 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. После этого с 24 октября по раннее утро 26 октября боевики достаточно активно шли на переговоры, в которых приняли участие некоторые российские политики (Иосиф Кобзон, Григорий Явлинский, Ирина Хакамада), а также общественные деятели (врачи Леонид Рошаль и Анвар Эль-Саид), журналисты (Анна Политковская, Сергей Говорухин, Марк Франкетти, а также съёмочная группа канала НТВ), глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. В ходе проведения этих переговоров террористами было отпущено несколько десятков заложников.

Пойти в театр и умереть. 10 лет после ДубровкиТеррористы унижали заложников и морально, и физически. Их выстраивали перед оркестровой ямой, в которой террористы оборудовали из стульев и инструментов "общественный туалет" открытого типа. Тем, кто сидели на бельэтаже, повезло больше, — они ходили в настоящий туалет. Спать заложникам приходилось в неудобных креслах, к тому же в зале постоянно горел яркий свет. Отсутствовали в достаточном количестве еда и вода.

24 октября в 19 часов катарский телеканал "Аль-Джазира" показал обращение главы боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ТЦ: террористы объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск с территории Чечни.

25 октября в 15 часов в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников.

Однако все усилия, которые были приложены к освобождению заложников, оказались бесполезны. Боевики вели себя крайне агрессивно, от их рук в зале ТЦ погибло несколько человек. Во избежание массовых жертв было принято решение провести спецоперацию силами Центра специального назначения ФСБ.Однако была вероятность того, что с началом штурма Театрального центра, террористы произведут подрывы имевшихся у них взрывных устройств. В результате этого и заложники и штурмующие бы погибли. Также детонация такого количества взрывчатки неминуемо бы сказалась на целостности несущих конструкций здания, в результате чего оно бы обрушилось.

Тогда возник вариант применения нервно-паралитического газа, позволявшего почти мгновенно вывести из строя смертников. В ночь на 26 октября одна из групп спецназа проникла на первый этаж здания, где располагались технические помещения. Опасаясь снайперов, террористы туда не спускались. Из подсобок были проделаны небольшие отверстия в стенах и перегородках. С их помощью удалось получить доступ к вентиляции, а также установить видеоаппаратуру.

26 октября в 5.30 у здания ТЦ раздались три взрыва и несколько автоматных очередей. Около 6 часов спецназ начал штурм. Когда бойцы спецназа вошли в театральный комплекс, по всему зданию был отключен свет. В результате, спецназу пришлось действовать в полной темноте.

В 6.30 официальный представитель ФСБ сообщил, что Театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. В это же время к зданию ТЦ подъехали десятки машин МЧС и "скорой помощи", а также автобусы. Спасатели и врачи вывели заложников из здания, их развезли по больницам.

В 7.25 помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявил, что операция по освобождению заложников завершена. Все террористы уничтожены, а заложники освобождены.

Около 8 часов утра заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщил первые результаты операции: уничтожено 36 террористов, в том числе женщины-смертницы, освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек. В последующие несколько дней в больницах Москвы скончалось еще несколько десятков бывших заложников. Число жертв теракта достигло 130 человек (10 детей).Среди погибших — двое артистов из детской труппы театра, восемь музыкантов оркестра, всего более двадцати человек, работавших в "Норд-Осте".

В ходе операции по освобождению заложников было убито 40 террористов.

28 октября 2002 года было объявлено днем траура в Российской Федерации по жертвам террористической акции.

31 октября 2002 года заместитель начальника института криминалистики ФСБ России, полковник Владимир Еремин сообщил, что из Театрального центра на Дубровке взрывотехники изъяли в общей сложности 30 взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Общий тротиловый эквивалент взрывчатки составлял порядка 110-120 килограммов.

30 декабря 2002 года президент России Владимир Путин подписал указ о награждении орденом Мужества Иосифа Кобзона и Леонида Рошаля за мужество и самоотверженность, проявленные при спасении людей в условиях, сопряженных с риском для жизни.

23 октября 2003 года перед зданием Театрального центра на Дубровке был открыт мемориал "В память о жертвах терроризма".

В апреле 2011 года был заложен камень в основание храма в память жертв теракта в театральном центре на Дубровке на улице Мельникова в Москве.

В связи с захватом заложников было возбуждено уголовное дело 23 октября 2002 года. В рамках расследования обвинения в организации теракта заочно были предъявлены, в частности, Шамилю Басаеву, Зелимхану Яндарбиеву и Ахмеду Закаеву. В июне 2003 года прокуратура Москвы прекратила дела в отношении захватчиков в связи с их смертью.

В апреле 2004 года Мосгорсуд приговорил к наказанию от 15 до 22 лет лишения свободы братьев Алихана и Ахъяда Межиевых, а также Аслана Мурдалова и Ханпашу Собралиева. Их признали виновными в подрыве автомобиля у "Макдональдса" на юго-западе Москвы, а также в пособничестве терроризму и захвате заложников в "Норд-Осте". В пособничестве при захвате заложников был признан виновным также Асланбек Хасханов. В июле 2006 года Мосгорсуд приговорил его к 22 годам лишения свободы.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Террористический акт на Дубровке ("Норд-Ост") в октябре 2002 года

Трагедия в московском Театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года. Группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла "Норд-Ост" и служащих театра. Спустя почти трое суток произошел штурм здания, в результате которого террористы были уничтожены, а оставшиеся в живых заложники освобождены. В результате теракта погибли 130 заложников.

Здание Театрального цента на Дубровке было построено в Москве на улице Мельникова в 1974 году и сначала именовалось Дворцом культуры Государственного подшипникового завода (ДК ГПЗ).ДК ГПЗ был обычным концертным залом, здесь проходили эстрадные концерты, театральные представления и т.п.В 2001 году для нужд создателей мюзикла "Норд-Ост" по роману Вениамина Каверина "Два капитана" здание было переоборудовано и переименовано.

23 октября 2002 года в 21 час 15 минут в здание Театрального центра на Дубровке ворвались вооруженные люди в камуфляже. В это время в ТЦ шел мюзикл "Норд-Ост". Террористы объявили всех людей - зрителей и работников театра - заложниками и начали минировать здание.Как выяснили впоследствии следственные органы, было захвачено 916 человек. Из них около 100 детей школьного возраста.Захватчики дали возможность присутствующим в зале людям позвонить по мобильным телефонам своим близким, после чего связь со всеми звонившими прервалась.В 22 часа стало известно, что здание театра захватил отряд чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. Среди террористов были женщины, все они были обвешаны взрывчаткой.

Внутренние войска МВД у здания Театрального центра на Дубровке, захваченного террористами

К зданию Театрального центра на Дубровке стали стягиваться усиленные наряды милиции, сотрудники ОМОНа и СОБРа, а также руководство столичного ГУВД.Два бронетранспортера встали напротив главного входа в Театральный центр на Дубровке.Ночью в здание Театрального центра беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова). Боевики решили, что она является агентом ФСБ, и расстреляли ее.Поздно ночью террористы отпустили около 15 детей, нескольким актерам мюзикла "Норд-Ост" удалось убежать. Один из отпущенных заложников сообщил, чтотеррористы требуют прекратить контртеррористическую операцию федеральных войск в Чечне.

24 октября была предпринята первая попытка установить контакт с террористами: в 00.42 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. Он сообщил, что обсудил возможность ведения переговоров и предложил себя в качестве переговорщика с представителями ряда силовых структур. Примерно в это же время нескольким заложникам удалось выйти на связь с телеканалами и попросить не штурмовать здание, потому что террористы обвешаны взрывчаткой и готовы в любой момент взорвать все вокруг, кроме того, они угрожают убивать по 10 заложников за каждого убитого боевика.По данным правоохранительных органов, к утру 24 октября террористы освободили 41 заложника.В 08.20 стало известно, что Аслаханов провел телефонный разговор с главой террористов Мовсаром Бараевым, но этот разговор не привел ни к каким результатам.

После попыток спецслужб установить связь с боевиками в центр прошли депутат Госдумы Иосиф Кобзон, британский журналист Марк Франкетти и два врача Красного Креста. Вскоре они вывели из здания женщину и троих детей. В 19 часов катарский телеканал "Аль-Джазира" показал обращение главы боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ТЦ: террористы объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск из Чечни. С 19 часов до полуночи продолжались безуспешные попытки уговорить боевиков принять питание и воду для заложников.25 октября в час ночи террористы пропустили в здание руководителя отделения неотложной хирургии и травмы Центра медицины катастроф Леонида Рошаля. Он принес заложникам медикаменты и оказал им первую медицинскую помощь.

Несанкционированная акция, посвященная захвату заложников террористами

Утром у оцепления рядом с ТЦ возник стихийный митинг. Родственники и близкие заложников требовали выполнить все требования террористов.

В 15 часов в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников. С 20 часов до 21 часа попытку установить контакт с боевиками предприняли глава Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, депутат Госдумы Асламбек Аслаханов и певица Алла Пугачева.В течение дня террористы освободили несколько человек, в том числе восемь детей.

26 октября в 5 часов 30 минут у здания ТЦ раздались три взрыва и несколько автоматных очередей. Около 6 часов спецназ начал штурм, во время которого был применен нервно-паралитический газ. В 6.30 утра официальный представитель ФСБ сообщил, что Театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. В это же время к зданию ТЦ подъехали десятки машин МЧС и "скорой помощи", а также автобусы. Спасатели и врачи вывели заложников из здания, их развезли по больницам. В 7 часов 25 минут помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявил, что операция по освобождению заложников завершена.

Автомобили "скорой помощи" спешат на помощь к пострадавшим после штурма Театрального центра на Дубровке

Около 8 часов утра заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщил первые результаты операции: уничтожено 36 террористов, в том числе женщины-смертницы, освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек.В этот же день в ФСБ России сообщили, что число обезвреженных террористов только в здании Театрального центра на Дубровке составило 50 человек - 18 женщин и 32 мужчины. Трое террористов были задержаны.Впоследствии прокурор Москвы Михаил Авдюков заявил, что всего было убито 40 террористов.

28 октября 2002 года было объявлено днем траура в Российской Федерации по жертвам террористической акции.

31 октября 2002 года заместитель начальника института криминалистики ФСБ России, полковник Владимир Еремин сообщил, что из Театрального центра на Дубровке взрывотехники изъяли в общей сложности 30 взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Общий тротиловый эквивалент взрывчатки составлял порядка 110-120 килограммов.

7 ноября 2002 года прокуратура Москвы опубликовала список граждан, погибших как при освобождении из Театрального центра, так и впоследствии в больницах. Этот скорбный список включал 128 человек: 120 россиян и 8 граждан из стран ближнего и дальнего зарубежья. Пятеро заложников были застрелены террористами.Позже число погибших заложников возросло до 130 человек.Среди погибших - двое артистов из детской труппы театра, восемь музыкантов оркестра, всего более двадцати человек, работавших в "Норд-Ост". 

30 декабря 2002 года президент России Владимир Путин подписал указ о награждении орденом Мужества Иосифа Кобзона и Леонида Рошаля за мужество и самоотверженность, проявленные при спасении людей в условиях, сопряженных с риском для жизни.

Акция памяти у Театрального центра на Дубровке

23 октября 2003 года перед зданием Театрального центра на Дубровке был открыт мемориал "В память о жертвах терроризма".

В апреле 2011 года был заложен камень в основание храма в память жертв теракта в театральном центре на Дубровке на улице Мельникова в Москве. Белокаменный храмовый комплекс высотой 32 метра будет включать здание шатрового храма на 570 человек, увенчанное девятью золотыми куполами, и дом причта для размещения воскресной школы и других нужд. Строительство храма должно быть окончено в 2012 году.

В связи с захватом заложников 23 октября 2002 года было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 30 УК РФ, части 3 статьи 205 УК РФ и части 3 статьи 206 УК РФ (покушение на терроризм и захват заложников). В рамках расследования обвинения в организации теракта заочно были предъявлены, в частности, Шамилю Басаеву, Зелимхану Яндарбиеву и Ахмеду Закаеву. В июне 2003 года прокуратура Москвы прекратила в соответствии с УПК РФ дела в отношении захватчиков в связи с их смертью.

В апреле 2004 года Мосгорсуд приговорил к наказанию от 15 до 22 лет лишения свободы братьев Алихана и Ахъяда Межиевых, а также Аслана Мурдалова и Ханпашу Собралиева. Их признали виновными в подрыве автомобиля у "Макдональдса" на юго-западе Москвы, а также в пособничестве терроризму и захвате заложников в "Норд-Осте". В пособничестве при захвате заложников был признан виновным также Асланбек Хасханов. В июле 2006 года Мосгорсуд приговорил его к 22 годам лишения свободы.

В июне 2007 года следствие по уголовному делу, возбужденному 23 октября 2002 года прокуратурой Москвы по факту захвата заложников в театральном центре на Дубровке, которое неоднократно продлевали, было приостановлено в связи с неустановлением местонахождения Закаева и иных лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, розыск которых был поручен управлению уголовного розыска ГУВД Москвы.

В феврале 2011 года адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы ряда потерпевших по делу о теракте в Театральном центре на Дубровке сообщил, что прокуратура отменила постановление о прекращении уголовного преследования и дала указание возобновить расследование.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Захват заложников Норд-Ост. Теракт на Дубровке. Хронология событий.

Московская осада с 23 по 26 октября 2002 года.

23 октября 2002 года, самое начало второго акта мюзикла Норд-ост, на сцену врываются вооружённые  боевики, более 900 заложников находятся в руках 42-х террористов.

3 машины подъезжают к театру на Дубровке. В театре Алевтины Поповой и Богданова готовятся к 303 представлению популярного спектакля — Норд Ост. В трёх машинах находилась группа вооружённых до зубов чеченцев. Среди зрителей находилось около 10-ка женщин которые ждали своих предводителей. Когда начинается второй акт появляются чеченские боевики. Собрав весь отряд, чеченцы приступили к захвату театра. На сцену выпрыгнул человек с автоматом, в чёрной маске, началась пальба, крики.

Время 21.35

Московская осада началась. Многие всё ещё думали что это задумка режиссёра. Во время возникшей паники продюсер спектакля успел обратиться по телефону за помощью. Он позвонил в милицию. Милиционеры прибыли на место в считанные минуты. Поначалу царила полная неразбериха. В первые пол часа, чудом удалось сбежать из театра около 50-ти счастливчикам.

22.00

Известие о теракте дошло до президента Путина в Кремле. Территория вокруг театра огораживается и становится запретной зоной. Путин приводит в повышенную боевую готовность военных и направляет на место первые подразделения. Здесь появляются известные депутаты думы. Из больницы рядом с театром вывозят пациентов. Теперь здесь будет находиться штаб стихийно организовавшейся группы переговорщиков. Противостояние между силами российского государства и чеченскими боевиками начинается. Тем временем чеченцы начинают минировать зал. У женщин-боевиков на поясе была взрывчатка, пистолет Макаров и самодельная граната. В течение вечера продолжается наращивание военного присутствия. Прибывает российское элитное антитеррористическое подразделение Альфа.

Бойцы спецназа у здания Театрального центра на Дубровке.

23.00

Несмотря на демонстрацию силы вскоре появится первая жертва. Примерно в полночь неизвестная женщина прошла прямо через заграждение и направилась в театр. Чеченцы решившие что она шпионка расстреляли её.

День второй

После захвата прошло около 11 часов. В то время как переговорщики из числа парламентария работают без сна, пытаясь наладить диалог с чеченцами, президент Путин хранит молчание. Путин бывший офицер КГБ просто игнорирует группы переговорщиков и обращается к своим бывшим коллегам из ФСБ Новороссийской тайной полиции сменившей КГБ после распада Советского союза. Перед Путиным стоит нелёгкий выбор. Он решает не вести переговоры, но прекрасно понимает, что лобовая атака приведёт к гибели 900 человек. Молчание Кремля усиливает нервозность чеченцев.

Заложники в зале Норд-Ост

9.30

ФСБ в это время искала возможность тайно провести в здание спецподразделение Альфа. Были проведены консультации с так называемыми диггерами, знатоками подземной Москвы. Вводимые диггеры отправились на поиски подземных ходов, а команда работавшая в оперативном штабе тем временем отчаянно пыталась найти человека который согласиться пройти в здание. Человека приемлемого и для чеченцев. Они прибегли к помощи Иосифа Кобзона, депутата гос думы и знаменитого в России певца, также хорошо известного и уважаемого в Чечне. Кобзон был первым переговорщиком, попавшим в здание. Он быстро понял, что чеченцы полностью контролируют всех 922 заложников, они даже сняли на видео происходящее в зале. Кобзон начинает диалог с заместителем Бараева, Абу Бакаром. Из слов Кобзона

Кобзон: Что будем делать?

Абу Бакар: А что? Что делаем, то и будем.

К: И насколько это долго может продлиться?

А: А у нас сил хватит. Две недели мы можем спокойно простоять. Мы смертники.

К : Абу Бакар какой ты смертник? Тебе ещё жить и жить. Тебе ещё детей рожать, девушек любить.

А: Не, мы смертники и девушки у нас смертницы. Мы устали от вас, мы устали от войны. А почему Путин молчит?

К: А почему вы считаете что он молчит? Он не молчит. Он ведёт консультации, переговоры.

Первый визит Кобзона, привёл к освобождению трёх детей и матери.

11.00

Бытовые условия, остающихся заложников быстро ухудшались. Когда две девушки сбежали, выпрыгнув из окна в туалете, чеченцы запретили ходить в туалет, и вместо этого заставили заложников пользоваться оркестровой ямой. Вонь в этой яме стояла невыносимая.

Чеченцы, понимавшие влияние на мировые средства массовой информации, отправили одну из заложниц с посланием «На вашей совести решить вопрос мирным путём, иначе прольётся много крови». К вечеру второго дня Путин нарушает молчание.

День второй

18.00

Иосиф Кобзон снова идёт в театр, но ему нечего предложить взамен детей которых выпустили с ним раньше. Чеченцы были настроены гораздо суровее. Они объявили, что в течении часа будут расстреляны 15 человек. Теперь стало понятно, что ситуация в тупике.

Третий день

Втайне от переговорщиков команда Альфа наконец-то добирается до здания театра. Теперь можно было прослушивать, что происходит внутри. Бойцы Альфы докладывали обо всём в ФСБ. Группа переговорщиков, не подозревавшая о планах штурма делала что могла. Теперь в театр пошла Политковская. Политковской удалось уговорить чеченцев, пронести заложникам продукты и воду.

Родственники заложников у здания театра.

С каждым часом усиливалась вероятность того, что ситуация выйдет из под контроля. Путин использовал группу переговорщиков, чтобы выиграть время.  На третью ночь один человек решается на отчаянный шаг, и заходит в театр. Мужчина был не вооружён, его впихнули в зал и избили у всех на глазах.  Мужчина утверждал, что пришёл за своим сыном. Чеченцы громко произнесли фамилию сына, но никто не отозвался. Через некоторое время его увели и расстреляли.

Вдруг появляется сообщение о том что Кремль согласился на серьёзные переговоры. Чеченцы уже сообщили заложникам, что условия выполняются и скоро они будут отпущены. Но у ФСБ были другие планы.

День четвёртый

2.30

ФСБ начинает заключительные приготовления. К 6.00 уже доставлено секретное оружие ФСБ — усыпляющий газ, производная болеутоляющего фентанила. Это были балонны с большим объёмом сжатого, усыпляющего газа. Этот газ мягко действует на нервную систему, и если его подавать тонкой струёй, то он практически бесцветен. Ни в одной операции по освобождению заложников ещё не применяли газ, но Путин пришёл к выводу что это лучшее решение. Если бы предприняли штурм здания в центре столицы, где содержалось более восьмисот заложников, это привело бы к катастрофическим последствиям.

Сначала стали запускать газ. Многие не поняли что происходит, думали что сломалась вентиляция. Стали выбегать террористы и кричать что это штурм.

6.20 Взрывами пробивают отверстие в полу. Бойцы Альфы начинают проникать в здание из подземного тоннеля. Террористы начали бегать, суетится, хвататься за автоматы. В фойе началась стрельба.

6.24 Газ и стремительная атака всех сбили с толку. Чеченцы выбегали в коридоры, где их ждали бойцы Альфы. Дезориентированные чеченские женщины уснули под воздействием газа, они так и не получили приказа взорвать театр. Перестрелка продолжалась 15 минут. Мовсар Бараев и его люди были мертвы.

6.35 Теперь бойцы Альфы зашли в театр, чтобы прикончить спящих чеченских женщин. Для русских спецподразделений штурм увенчался полным успехом. Среди бойцов Альфы лишь один получил ранение, а все чеченцы были убиты.

6.40 Сотни заложников всё ещё подвергались воздействию газа. Штурм был спланирован самым тщательным образом, но скоро стало ясно, что люди которые организовывали спасательную операцию ничего не знали о применение газа. Спасательная часть обернулась катастрофой. Спецслужба выносила людей и складывала их штабелями на пол автобуса. Все они были без сознания. Российские власти так и не сообщили медикам какой газ был использован. Трагедия унесла жизни 130 заложников.

После пяти дней международного давления Кремль наконец объявил о том что концентрация превышала почти в 5 раз обычно используемой смеси. Антидотом снабдили только участников операции.

Памятник жертвам Норд-Ост

Кажется о заложниках с самого начала никто не думал. Переговоры проходили как игра. Поставки воды и продуктов не были организованы, а на заключительном этапе заложников не обеспечили не антидотом, не элементарной первой помощью. Похоже что в глазах Российских властей успех спец операции перевесил цену человеческой жизни.

Похожее

yznaj-ka.ru

Норд ост - что такое, и как это было

Новый век запомнился многим людям на планете серией крупных трагедий.

В августе 2000 года терпит бедствие подводная лодка "Курск".

Сентябрь 2001 – происходит крупнейшая трагедия в истории США, которую в прямом эфире видит весь мир. Подрыв террористами крупнейшего торгового центра в Нью-Йорке.

В июле 2002 года происходит самая крупная катастрофа в истории авиашоу – Скниловская трагедия. В толпу зрителей врезается терпящий бедствие истребитель Су–27.

С 23.10 по 26. 10. 2002 года - в Москве трагедия в столичном Театральном центре на Дубровке. Боевики захватывают в заложники посетителей мюзикла "Норд–Ост" и работников театра. И теперь все понимают под словом "Норд-Ост", что такое трагедия и горе для всей страны.

Теракт на Дубровке – как это было

Обо всех событиях, произошедших во время мюзикла "Норд-Ост", запрещенный фильм "Московская осада" рассказывает с точностью фронтовой кинохроники.

Для проведения теракта боевиками рассматривалось несколько объектов, на которых могло бы присутствовать как можно большее число граждан. Выбор был из трех целей – Московский государственный театр эстрады, Дворец молодежи и Театральный центр на Дубровке. Для этого несколько женщин–террористок передвигались по городу и делали фотосъемку выбранных объектов.

В итоге преступники выбрали театр на Дубровке из-за большой вместимости зрительного зала и небольшого количества подсобных помещений.

И уже в начальных числах октября началась подготовка к захвату здания. Из Чечни в Москву легковыми автомобилями доставлялись оружие и взрывчатка. Также маленькими группами прибывали боевики. Жилье подбиралось в разных районах города, на съемных квартирах.

Хронику произошедших событий при показе музыкального спектакля "Норд-Ост" документальный фильм "Московская осада" воспроизводит как со слов очевидцев, так и по рассказам самих участников событий.

Численный состав группы составлял ориентировочно 40 человек. К тому же половина из них были женщины–смертницы. Вооруженные люди в камуфляже приехали к зданию Театрального центра на трех микроавтобусах. В 21.15 начался захват ТЦ, где в это время шел спектакль. Заложниками оказались 916 человек – зрители и актеры театра.

Первые выстрелы в зале из зрителей никто всерьез не воспринял. Выстрелы прозвучали громко, но всем стало интересно – что же будет дальше, так как в серьёзность ситуации во время спектакля ("Норд-Ост"), что такое вообще возможно, не поверил никто.

Женщины – смертницы

Но бандиты прибывали, заполняя зал, и показались девушки–смертницы. Но поясов шахида на них в тот момент не было – их надели позже.

В отличие от мужчин, которым на вид было по 20-30 лет, шахидки были явно молоды. Лет по шестнадцать – двадцать. У всех были пояса со взрывчаткой, гранаты и пистолеты.

Причем сразу бросалось в глаза, что девушки–смертницы явно не разбирались в оружии. У юных захватчиков зрителей шоу "Норд-Ост", что такое пистолет, имелось очень отдаленное представление. И поэтому навыкам владения оружием обучали прямо на месте.

Переговоры с террористами, как это происходило

О том, что теракт был тщательно продуман, говорит то, что 24.10.2002 г. в 7 часов вечера телеканал "Аль-Джазира" демонстрирует заранее подготовленное обращение главы боевиков Мовсара Бараева, в котором он объявлял всю группу смертниками и требовал вывода войск России с территории Чечни. В противном случае зрители спектакля "Норд-Ост", что такое значит смерть, испытают на себе.

В 5.30 в здание свободно входит молодая женщина Ольга Романова, продавщица парфюмерного торгового центра, а в 8.15 – подполковник Константин Васильев. Но террористы не поверили переговорщикам и обоих расстреляли.

После того как на переговоры вышел представитель Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов, переговоры приняли активную фазу, и в их ходе было отпущено несколько десятков человек из числа заложников.

Также активное участие в переговорах приняли российские политики. В переговорном процессе принимали участие общественные деятели, журналисты, экс – президент Ингушетии.

Штурм спецназа

Однако все усилия, приложенные к освобождению всех заложников, оказались безрезультатными. Боевики стали вести себя крайне агрессивно и убивать людей.

Чтобы предотвратить массовые жертвы, была начата спецоперация отрядом специального назначения ФСБ, который тщательно изучил театр, где проходил мюзикл "Норд-Ост", что такое здание в целом и план отдельных помещений.

26.10.2002 г. в 5.30 утра возле ТЦ прогремело три взрыва и автоматные очереди, и в 6.00 спецназом был начат штурм. Для предотвращения взрывов группа ФСБ применила военный нервно–паралитический газ.

Печальные итоги победы

Приблизительно в 8 часов утра заместителем главы МВД В.Васильевым были доложены результаты операции:

  • убито - 36 бандитов;
  • освобождено - более 750 заложников;
  • погибло - 67 человек.

Каковы итоги операции по освобождению зрителей шоу "Норд-Ост", фильм показывает с беспощадной точностью. В больницах в течение нескольких дней погибли еще несколько десятков человек. Так число жертв возросло до 130 человек (10 из них были детьми).

Среди убитых - более двадцати человек, работавших в театре.

Теперь перед зданием Театра на Дубровке находится мемориал "В память о жертвах терроризма", открытый 23 октября 2003 года.

fb.ru

Террористический акт на Дубровке ("Норд-Ост") в октябре 2002 года

23 октября 2015 года исполняется 13 лет с террористического акта на Дубровке ("Норд-Ост").

Теракт на Дубровке — террористическая акция в Москве, длившаяся с 23 по 26 октября 2002 года, в ходе которой группа вооруженных боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников из числа зрителей мюзикла "Норд-Ост" в Театральном центре (ТЦ) на Дубровке, находившемся в здании Дома культуры ОАО "Московский подшипник" ("1 ГПЗ"). В результате операции по освобождению заложников были ликвидированы все террористы и освобождено большинство заложников.

В общей сложности, по официальным данным, погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации "Норд-Ост", 174 человека).

Согласно обнародованным следственным данным, практические шаги по подготовке теракта велись с начала 2002 года.

Окончательное решение о совершении в Москве крупного теракта с захватом большого числа заложников было принято на совещании чеченских полевых командиров, состоявшемся летом 2002 года.

Непосредственно подготовка террористического акта началась в первых числах октября 2002 года, когда из Чечни в Москву в багажниках легковых автомобилей была доставлена взрывчатка и оружие. Затем в течение месяца в Москву мелкими группами приезжали боевики, которые селились в нескольких снятых ранее квартирах, расположенных в разных районах города. Общий состав террористической группы составил примерно 40 человек, причем половину составляли женщины — террористки-смертницы.

Изначально в качестве места возможного теракта рассматривались три объекта, которые подразумевали компактное присутствие большого числа граждан — Московский государственный театр эстрады, Московский дворец молодежи и Театральный центр на Дубровке. В итоге выбор был сделан в пользу последнего из-за большого количества мест в зрительном зале, а также наименьшего числа подсобных помещений, которые необходимо обыскивать, а затем контролировать.

Здание Театрального центра на Дубровке было построено в Москве на улице Мельникова в 1974 году и сначала именовалось Дворцом культуры Государственного подшипникового завода (ДК ГПЗ).

В нем проходили эстрадные концерты, театральные представления и т.п. В 2001 году для нужд создателей мюзикла "Норд-Ост" по роману Вениамина Каверина "Два капитана" здание было переоборудовано и переименовано.

23 октября 2002 года в 21.15 в здание Театрального центра на Дубровке ворвались вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. В это время в ТЦ шел мюзикл "Норд-Ост", в зале находилось более 800 человек.

Кроме них в здании театрального центра еще были сотрудники театра, а также учащиеся школы ирландского танца "Иридан".

Террористы стали сгонять всех людей в зал и объявили всех заложниками. Всего в заложники были захвачены 912 человек.

Террористы заминировали здание. Они уложили бомбы вдоль стен зрительного зала на расстоянии пяти метров друг от друга, а в центре него и на балконе разместили металлические баллоны, рядом с которыми постоянно дежурили смертницы. Внутри каждого баллона был 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд. Внутренняя полость между снарядом и стенкой баллона была заполнена поражающими элементами. Женщины-террористки расположились в шахматном порядке у противоположных стен. Они закрывали зал по секторам в 30 градусов. Начинка пояса "шахида" — два килограмма пластичного взрывчатого вещества (plastic explosives) и еще килограмм металлических шариков. Запланированные взрывы должны были идти навстречу друг другу, уничтожая все живое. Для этого был сделан центральный пульт управления.

Некоторым заложникам было разрешено позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненного боевика террористы будут расстреливать по 10 человек.

В 22 часа стало известно, что здание ТЦ было захвачено отрядом чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. К зданию Театрального центра на Дубровке стали стягиваться усиленные наряды милиции, ОМОН, спецназ и внутренние войска.

В первые часы после захвата части актеров и служащим театрального центра, находящимся в служебных помещениях, удалось бежать из здания через окна и запасные выходы. Поздно ночью террористы отпустили 17 человек без каких-либо условий.

24 октября в 5.30 в здание Театрального центра беспрепятственно вошла молодая женщина (позднее выяснилось, что это была Ольга Романова, продавщица находящегося по соседству парфюмерного магазина), а в 8.15 — подполковник Константин Васильев. Оба они были расстреляны боевиками.

Первая попытка установить контакт с террористами была предпринята 24 октября: в 00.15 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. После этого с 24 октября по раннее утро 26 октября боевики достаточно активно шли на переговоры, в которых приняли участие некоторые российские политики (Иосиф Кобзон, Григорий Явлинский, Ирина Хакамада), а также общественные деятели (врачи Леонид Рошаль и Анвар Эль-Саид), журналисты (Анна Политковская, Сергей Говорухин, Марк Франкетти, а также съемочная группа канала НТВ), глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. В ходе проведения этих переговоров террористами было отпущено более двух десятков заложников.

24 октября в 19 часов катарский телеканал "Аль-Джазира" показал обращение главы боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата Театрального центра: террористы объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск с территории Чечни.

25 октября в 15 часов в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников.

Однако все усилия, которые были приложены к освобождению заложников, оказались бесполезны. Боевики вели себя крайне агрессивно, от их рук в зале Театрального центра погибло несколько человек. Во избежание массовых жертв было принято решение провести спецоперацию силами Центра специального назначения ФСБ. Однако была вероятность того, что с началом штурма Театрального центра, террористы произведут подрывы имевшихся у них взрывных устройств. В результате этого и заложники и штурмующие бы погибли. Также детонация такого количества взрывчатки неминуемо бы сказалась на целостности несущих конструкций здания, в результате чего оно бы обрушилось.

Тогда возник вариант применения нервно-паралитического газа, позволявшего почти мгновенно вывести из строя смертников. В ночь на 26 октября одна из групп спецназа проникла на первый этаж здания, где располагались технические помещения. Опасаясь снайперов, террористы туда не спускались. Из подсобок были проделаны небольшие отверстия в стенах и перегородках. С их помощью удалось получить доступ к вентиляции, а также установить видеоаппаратуру.

26 октября в 5.30 у здания ТЦ раздались три взрыва и несколько автоматных очередей. Около шести часов спецназ начал штурм.

Когда бойцы спецназа вошли в театральный комплекс, по всему зданию был отключен свет. В результате, спецназу пришлось действовать в полной темноте.

В 6.30 официальный представитель ФСБ сообщил, что Театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. В это же время к зданию ТЦ подъехали десятки машин МЧС и "скорой помощи", а также автобусы. Спасатели и врачи вывели заложников из здания, их развезли по больницам.

В 7.25 помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявил, что операция по освобождению заложников завершена.

Все террористы уничтожены, а заложники освобождены.

Около 8 часов утра заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщил первые результаты операции: освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек. В последующие несколько дней в больницах Москвы скончалось еще несколько десятков бывших заложников. Число жертв теракта достигло 130 человек (10 детей), из них пятеро были расстреляны террористами.

Среди погибших — двое артистов из детской труппы театра.

По официальным данным, в ходе операции по освобождению заложников были убиты 40 террористов.

Взрывотехники из Театрального центра на Дубровке изъяли в общей сложности 30 взрывных устройств, 16 гранат Ф-1 и 89 самодельных ручных гранат. Общий тротиловый эквивалент взрывчатки составлял порядка 110-120 килограммов.

28 октября 2002 года было объявлено днем траура в Российской Федерации по жертвам террористической акции.

30 декабря 2002 года президент России Владимир Путин подписал указ о награждении орденом Мужества Иосифа Кобзона и Леонида Рошаля за мужество и самоотверженность, проявленные при спасении людей в условиях, сопряженных с риском для жизни.

23 октября 2003 года перед зданием Театрального центра на Дубровке был открыт мемориал "В память о жертвах терроризма".

В ноябре 2014 года на улице Мельникова в Москве завершилось строительство храма в честь святых Кирилла и Мефодия в память о погибших в результате теракта на Дубровке. Его строительство началось в 2011 году и осуществлялось на благотворительные пожертвования.

В связи с захватом заложников 23 октября 2002 года было возбуждено уголовное дело. В рамках расследования обвинения в организации теракта заочно были предъявлены, в частности, Шамилю Басаеву, Зелимхану Яндарбиеву и Ахмеду Закаеву. В июне 2003 года прокуратура Москвы прекратила дела в отношении захватчиков в связи с их смертью.

20 июня 2003 года Мосгорсуд приговорил к 8,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима Заурбека Талхигова. Как установил суд, Талхигов связывался по мобильному телефону с террористами и передавал им сведения о местонахождении снайперов и бронетехники в районе театрального центра.

В апреле 2004 года Мосгорсуд приговорил к наказанию от 15 до 22 лет лишения свободы братьев Алихана и Ахъяда Межиевых, а также Аслана Мурдалова и Ханпашу Собралиева. Их признали виновными в подрыве автомобиля у "Макдональдса" на юго-западе Москвы, а также в пособничестве терроризму и захвате заложников в "Норд-Осте". В пособничестве при захвате заложников был признан виновным также Асланбек Хасханов. В июле 2006 года Мосгорсуд приговорил его к 22 годам лишения свободы.

В июне 2007 года следствие по уголовному делу по факту захвата заложников в Театральном центре на Дубровке, которое неоднократно продлевали, было приостановлено в связи с неустановлением местонахождения лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, розыск которых был поручен управлению уголовного розыска ГУВД Москвы.

17 декабря 2014 года стало известно о возобновлении расследования по делу о захвате театрального центра на Дубровке 23 октября 2002 года в связи с задержанием ранее объявленного в международный розыск 41-летнего Хасана Закаева. Он был задержан при попытке въехать в Крым с территории Украины, предъявив поддельные документы. 

По данным следствия, в 2002 году Закаев организовывал транспортировку в Москву оружия и самодельных взрывных устройств, которые и были использованы террористами.

В международном розыске по-прежнему находится еще один соучастник тех событий — Герихан Дудаев. 

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников 

ria.ru

Так кто всё-таки организовал теракт в "Норд-Осте"?

Здравствуйте! В связи с сегодняшней очередной (11-й) годовщиной известного теракта в Москве на мюзикле "Норд-Ост" прилагаю пару своих довольно старых, -- однако, увы, не слишком широко известных в Интернете -- материалов об истинном авторстве данного преступления (а в бумажных изданиях эти материалы вроде бы вообще, к сожалению, нигде не публиковались, кроме самиздатской "Крамолы"). Всем читателям -- всего самого хорошего!

Дмитрий Воробьевский, редактор воронежской самиздатской газеты "Крамола".

(Кстати, сайт "Крамолы" -- http://krrramola.narod.ru/ , -- читатели которого исчислялись многими десятками тысяч, в конце июля был без объяснения причин заблокирован администраторами хостинга "Укоз.ру" -- очевидно, под давлением российских властей. Однако, материалы вышедшего в конце августа 19-го номера "Крамолы" и ряда предыдущих номеров доступны в Интернете; 19-й номер можно посмотреть здесь -- http://www.liveinternet.ru/users/5246401/post288444195/ , а три предыдущих номера -- здесь -- http://www.newizv.ru/forum/?SectionID=1&ThreadID=31643 , http://www.newizv.ru/forum/?SectionID=1&ThreadID=37045 , http://www.newizv.ru/forum/?SectionID=1&ThreadID=40518 ...)_______________________________________________________

ТАК КТО ВСЁ-ТАКИ ОРГАНИЗОВАЛ ТЕРАКТ В "НОРД-ОСТЕ"?(Данный материал был опубликован на ряде сайтов ещё в 2009 г.)

На мой взгляд, при официальном "расследовании" того чудовищного теракта было столько, мягко говоря, вопиющих противоречий, нестыковок, оставшихся без ответа вопросов и просто явного абсурда, что изображать хоть какое-то доверие к этому "расследованию" было бы просто неприлично. Надеюсь, читателям будут интересны эти мои попытки разобраться в тех кровавых событиях, предпринятые мной на страницах почти никому неизвестной самиздатской "Крамолы" ещё несколько лет назад...

Трагедия "Норд-Ост". Чей сценарий?

Речь здесь, конечно, не о сценарии знаменитого мюзикла, вроде бы не относящегося к жанру трагедии, а об известных трагических событиях в Москве 23-26 октября 2002 года, когда огромное здание со зрителями и артистами этого мюзикла было захвачено террористической группой Мовсара Бараева, потребовавшей прекращения бойни в Чечне.

Российские власти утверждают, что газ перед спецназовским штурмом здания на Дубровке был применён для того, чтобы мгновенно "вырубить" террористов, лишив их возможности нажать на кнопку взрывного устройства, способного, мол, взорвать всё здание с заложниками. Но, судя по рассказам многих бывших заложников - например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалк "ТВС" 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по "НТВ", и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в "Новой газете" за 18 ноября 2002 года, - террористы, почувствовав газ, вовсе не "вырубились", а "забегали, прижимая к лицам платки", "стали надевать респираторы" "принялись совещаться", и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) - более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей.

Кроме того, по данным ряда учёных Запада - например, выступившего 27 октября по "Би-Би-Си" профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, - вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более - в огромном театральном здании). Естественно, возникают следующие вопросы:

почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм?

и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств?

Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ - следующий: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой "взрывчаткой".

Данная версия может объяснить все, казалось бы - необъяснимые противоречия и странности, связанные с терактом на "Норд-Осте", а также истинные цели его главных организаторов. Думаю, что к этим целям относится и наблюдаемое теперь стремительное восстановление в России тоталитарного режима, которое, так сказать, гармонично сочетается с повсеместным раздуванием античеченской истерии и с усилением геноцида в Чечне. Исходя из данной версии, нетрудно объяснить и упорный отказ властей сообщить кому бы то ни было (даже врачам, лечащим бывших заложников) точный состав применённого газа: если бы он стал достоянием гласности, то учёные легко могли бы доказать не только его заведомую смертоносность, но и - главное - невозможность его использования для мгновенного отключения сознания террористов. Можно объяснить в рамках данной версии и потрясающую кровожадность спецназа, убившего, как объявлено, всех террористов, даже тех, которые были захвачены спящими или в бессознательном состоянии: их показания на следствии и суде могли бы оказаться весьма опасными.

Довольно значителен при этом и такой факт: несколько недель после штурма по многим СМИ говорилось, в том числе и некоторыми официальными лицами, что двое или трое из нескольких десятков террористов всё же остались живы и теперь, мол, допрашиваются; а по телевидению (кажется, по "НТВ") сразу после штурма было показано, как одного из них, заломив руки за спину, спецназовцы выводят из здания театрального центра, но затем вдруг официально объявили, что убиты все террористы.

Есть и ещё один весьма существенный факт, полностью вписывающийся в вышеизложенную версию. В январе в "Новой газете" известный журналист и депутат Юрий Щекочихин сообщил в небольшой заметке, что из проверенных источников ему стало известно следующее: родственники одной из "норд-остовских" террористок узнали её по телевизору и очень этому удивились, т. к. она была осуждена за какое-то уголовное преступление, этапирована в один из далёких российских лагерей, где и должна была находиться ещё много лет, но почему-то оказалась на "Норд-Осте"...

Однако, некоторые вопросы, на мой взгляд, всё же остаются. Например: какое количество жертв российские власти считали для себя "оптимальным", и сильно ли оно отличается от реальных цифр; куда делись десятки пропавших без вести заложников; и был ли убитый при штурме Мовсар Бараев использован российскими "органами", как говорится, "втёмную", или, подобно своему печально известному дяде Арби Бараеву, являлся их агентом? Не всё ясно и насчёт Шамиля Басаева, вроде бы заявившего о своей причастности к теракту на "Норд-Осте". Возможно, например, что он участвовал в формировании или финансировании отряда террористов, не зная истинных планов и целей главных организаторов теракта.

Ещё я хочу добавить следующее. Конечно, любой теракт, при котором жертвами насилия являются невиновные люди, - явно преступен, независимо от сколь угодно благородных целей террористов. Но очевидно, что вообще любое убийство невиновных людей - тоже преступление, независимо от целей тех, кто его совершил (и даже в том случае, если оно совершено не умышленно, а "по неосторожности"). Но почему-то, даже несмотря на то, что вышесказанная мысль подтверждается и официальным "Уголовным кодексом", ни журналисты, ни правозащитники, ни депутаты ни в каких СМИ совершенно не пытаются (во всяком случае, мне о таких попытках неизвестно) поднять вопрос об уголовной ответственности тех, кто зачем-то убил газом, как минимум, сотни полторы невинных людей. Не говоря уж об уголовной ответственности за бессудный расстрел пленных террористов. Точнее - лишь подозреваемых в терроризме. Дм.Воробьевский (апрель 2003 года).

Возвращение к "Норд-Осту"

В прошлом номере "Крамолы", вышедшем в середине апреля 2003 года, была опубликована моя статья "Трагедия "Норд-Ост".Чей сценарий?", в которой на основе общеизвестных и легко проверяемых фактов доказывалась прямая причастность российских "органов" к организации того кровавого теракта. Спустя лишь пару недель - 28 апреля - эти доказательства были подкреплены огромным сенсационным материалом известной московской журналистки Анны Политковской, опубликованным в "Новой Газете". Он назывался "Кто остаётся в живых" и был основан на подробных откровениях участвовавшего в "норд-остовском" теракте агента российских "органов", сотрудника путинской президентской администрации и редакции правительственной "Российской Газеты" Ханпаша Теркибаева, заподозрившего, видимо, что использовавшие его российские власти решили на всякий случай от него по-тихому избавиться (т.е. "замочить", выражаясь официальным языком).

Возможно, этими откровениями, подтверждение правдивости которых "Новая Газета" получила и из многих других источников, он всё же продлил себе жизнь, но лишь на полгода или чуть больше: в декабре российские власти, так и не допросив его официально по делу "Норд-Оста", так и не ответив на запросы "Новой Газеты" ничего вразумительного, объявили, что он, мол, погиб в автомобильной катастрофе. Впрочем, есть подозрение, что ответ властей "Новой Газете" всё же имел место - ещё в начале июля - и заключался в следующем: с помощью неизвестного яда был убит участвовавший в расследовании "Норд-Оста" заместитель её главного редактора, депутат Госдумы от "Яблока" Юрий Щекочихин.

Исходя из вышеизложенного, мне остаётся лишь присоединиться к утверждению Анны Политковской в "Новой Газете" за 22 декабря: "Лично я никогда не смогу поверить в то, что спецслужбы непричастны к организации терактов". Разумеется, я не могу поверить и в то, что эти абсолютно "отмороженные" (даже по бандитским меркам) "спецслужбы" действуют без прямых и конкретных указаний В. Путина и его ближайших гэбистских "соратников". Я подозреваю, что регулярные кровавейшие теракты нужны им не только ради шкурных "политических" целей (разжигание античеченской истерии, поднятие своих "рейтингов", дальнейшее "закручивание гаек" под предлогом борьбы с терроризмом), но и по сугубо, так сказать, физиологическим причинам: видимо, подобно садистским маньякам, они уже не могут комфортно себя чувствовать без регулярных кровавых зверств. И самое печальное, по-моему, заключается в том, что всё вышесказанное - не какие-то измышления злобствующего "очернителя", а очевиднейшая правда.

Дмитрий Воробьевский (начало 2004 г.)

P.S. На "Норд-Осте", как, кстати, и в истории 1999 года со взрывами жилых домов, особенно - с попыткой взрыва дома в Рязани, террористы из "органов" попались, как говорится, "с поличным". (Недаром недавно под Москвой был арестован тираж книги о тех взрывах - "ФСБ взрывает Россию" - в рамках "уголовного дела" по статье о "разглашении государственной тайны"). Но и почти все другие крупные российские теракты последних лет вызывают, мягко говоря, вопросы и сомнения. Например, через день после крупного взрыва в дагестанском городе Каспийске (9 мая 2002 г.), унёсшего жизни более 40 человек, практически все российские телеканалы сообщили о задержании милицией Каспийска автомобиля с мощной миной и дистанционным взрывателем, аналогичными тем, что были использованы при том теракте. Это сообщение многократно повторялось в течении почти 2-х суток, но потом публично выступил начальник ФСБ Патрушев и объявил, что люди, находившиеся в том автомобиле, к террористам, мол, отношения не имеют. А к кому они имеют отношение, так и осталось тайной: российские СМИ вдруг моментально "забыли" о той задержанной в Каспийске машине. И примеров таких "странностей" - очень много.--------------------------------------

( http://newsland.com/news/detail/id/354253/ , http://obozrevatel.com/news/2009/10/22/328710.htm ...) _____________________________________________________________

"НОРД-ОСТ": 10 ЛЕТ ПОЧТИ ПОВСЕМЕСТНОЙ ЛЖИ

Сначала -- пара высказываний с телеэкрана. Накануне 10-летия этого кровавого теракта (т.е. 22.10.2012г.) по одному из вроде бы самых свободных и демократичных российских телеканалов -- "Рен-ТВ" -- в передаче "Военная тайна" прозвучало, что, мол, освобождение захваченных в "Норд-Осте" заложников "западные коллеги признали одной из самых высокопрофессиональных операций за всю историю"... (Правда, ни одного конкретного "западного коллеги", который бы это "признал", почему-то названо не было.) А следующее высказывание прозвучало и затем многократно повторялось с российских телеэкранов почти 10 лет назад -- вскоре после того чудовищного теракта и того ещё более чудовищного "освобождения заложников" (а повторял его весьма солидный и даже приличный на вид седой господин -- бывший "замминистра МВД" Владимир Васильев, до сих пор часто мелькающий на экранах): "Ни один заложник не умер от газа, ни один!.." А умерли около полутора сотен заложников (кстати, по данным общественной организации "Норд-Ост", более 170-ти), оказывается, лишь от "переутомления", "стресса", "сердечно-сосудистых болезней" и разных прочих "хронических заболеваний"; и пущенный зачем-то "освободителями" в тот "норд-остовский" зал "совершенно безвредный" неизвестный газ не имел к их внезапной смерти, мол, совершенно никакого отношения... Причём, этот бред, этот, мягко говоря, бесстыжий поток откровенной лжи был тут же подхвачен российскими "следственными органами", до сих пор твердящими, что, мол, "нет причинно-следственной связи между применением газа и гибелью заложников"...

Однако, вопрос об этом смертельном засекреченном газе (состав которого не сообщают даже врачам, пытающимся лечить выживших заложников, многие из которых стали инвалидами) хотя бы обсуждается иногда в ряде российских (даже более-менее крупных) СМИ, -- в отличие от другого, связанного с тем "норд-остовским" терактом, вопроса, на обсуждение которого уже несколько лет существует явное "табу" практически во всех СМИ России, и даже в тех, которые вроде бы считаются независимыми или даже оппозиционными. Это уже довольно давно относится, увы, даже и к "Новой газете", на страницах которой ещё в 2003-ем году (28 апреля и 22 декабря) были опубликованы две подробнейшие статьи Анны Политковской по данному, "табуированному" теперь, вопросу о причастности самой российской власти к организации "норд-остовского" теракта. В тех очень профессиональных, талантливых и по-настоящему сенсационных статьях (основанных на тщательно проверенных и подтверждённых разными источниками свидетельствах участника теракта в "Норд-Осте" и, одновременно, сотрудника российских "органов" Ханпаша Теркибаева, а также на его дальнейшей печальной судьбе) -- называющихся "Кто остаётся в живых" и "Программа защиты от свидетелей", -- Анна Политковская практически полностью доказала, что тот "норд-остовский" теракт был изначально организован российской властью в своих политических целях.

Теперь, отмечая 10-летие этих трагических, кровавых событий в "Норд-Осте", множество телеканалов, газет и прочих российских СМИ (не говоря уж о представителях власти) старательно делают вид, будто тех потрясающих статей Анны Политковской вообще никогда не было... Кстати, это, увы, относится даже и к не совсем российским СМИ, в частности -- к радио "Свобода".

Например, вечером 22-го октября в посвящённой 10-летию "Норд-Оста" и, в общем, более-менее интересной передаче В.Кара-Мурзы "Грани времени" (с участием Дмитрия Миловидова, чья дочь погибла в "Норд-Осте") не было даже ни одного более-менее внятного намёка на участие российской власти в организации того теракта. Отдельные как бы попытки таких намёков были столь, мягко говоря, робкими, что напоминали какое-то юродствование. Например, ведущим передачи было сказано, что, мол, "некоторые даже поначалу сгоряча утверждали, что вообще там были лишь муляжи взрывных устройств".

Не знаю, каких "некоторых" имел в виду В.Кара-Мурза, но об этом -- о практически совершенно очевидном отсутствии реальных и исправных взрывных устройств (во всяком случае, более-менее мощных) у тех "норд-остовских" террористов -- было сказано и в тех вышеназванных публикациях Анны Политковской, и, кстати, в моей самиздатской статейке ("Трагедия "Норд-Ост". Чей сценарий?"), вышедшей ещё раньше их, т.е. в начале 2003 года, в малотиражных (тиражи -- примерно по 1 тысяче экз.) самиздатских газетах "Крамола" и "Вестник "Солидарности"". Прилагаю короткий отрывок (один абзац) из той своей статьи, который касается этих "взрывных устройств", а также вышеупомянутого засекреченного смертельного газа.

"...Судя по рассказам многих бывших заложников - например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалу "ТВС" 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по "НТВ", и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в "Новой газете" за 18 ноября 2002 года, - террористы, почувствовав газ, вовсе не "вырубились", а "забегали, прижимая к лицам платки", "стали надевать респираторы" "принялись совещаться", и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) - более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей. Кроме того, по данным ряда учёных Запада - например, выступившего 27 октября по "Би-Би-Си" профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, - вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более - в огромном театральном здании)... Естественно, возникают следующие вопросы: почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм, и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств? Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ - следующий: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой "взрывчаткой". Данная версия может объяснить все, казалось бы - необъяснимые, противоречия и странности, связанные с терактом на "Норд-Осте"..."

Кстати, в той вышеназванной передаче радио "Свобода" были упомянуты и официальные данные российских "следственных органов", согласно которым, террористы после начала спецназовского штурма здания "Норд-Оста" и пуска в театральный зал того секретного газа довольно долго "отстреливались из 8 пистолетов и 13 автоматов". На мой взгляд, довольно очевидно, что тем самым эти официальные "органы" фактически признали полную бессмысленность применения в "Норд-Осте" этого смертельного газа -- во всяком случае, если как бы исходить из официальной версии о том, что газ, мол, использовали для того, чтобы террористы моментально "вырубились" бы от него и не успели нажать кнопки взрывателей, т.е. обрушить тем самым всё театральное здание с сотнями заложников.

И ещё в той радиопередаче "Свободы" был вскользь упомянут взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов, осматривавший в здании "Норд-Оста" -- сразу после его штурма -- те "взрывные устройства", которые так и не взорвались. То, что это был именно ФСБ-шный взрывотехник -- совершенно естественно, т.к. допустить посторонних к данной процедуре организаторы всего этого едва ли могли. Однако, дальнейшие крайне сомнительные, мягко говоря, обстоятельства трагической судьбы этого взрывотехника, на мой взгляд, очень красноречиво говорят о том, сколь "высоко" ценится начальством вышеназванного, так сказать, ведомства жизнь даже своих собственных сотрудников, если они, вдруг, стали, как говорится, "слишком много знать".

Чуть-чуть отвлекусь от "Норд-Оста" и напомню более-менее известные обстоятельства гибели Георгия Трофимова, которые почему-то не исследуются ни в каких крупных СМИ никакими профессиональными журналистами, хотя явно заслуживают такого исследования. Поздним вечером (почти ночью) 9-го июля 2003 года в одном из ресторанов в самом центре Москвы (на улице Тверской) была задержана женщина -- Зарема Мужахоева, -- привлёкшая внимание охранников своим подозрительным поведением. В ней заподозрили террористку-смертницу и затем действительно нашли у неё взрывное устройство. По одним данным, она добровольно отказалась от осуществления теракта, а по другим -- в том числе и по официальным данным "следственных органов" -- она многократно нажимала на кнопку взрывателя, но взрывное устройство почему-то не срабатывало. Когда её задержали, то это взрывное устройство вынесли из ресторана и положили у его входа, а огромное пространство вокруг оцепили, перекрыв не только тротуары, но и движение транспорта по улице Тверской. Часа 2 или 3 это взрывное устройство пытались уничтожить из специальной "водяной пушки" и даже с помощью специального робота, созданного именно для подобных целей. Затем к остаткам этого взрывного устройства подошёл вызванный своим начальством среди ночи специально для этого тот самый взрывотехник Георгий Трофимов, побывавший в здании "Норд-Оста" сразу после его штурма. И когда Трофимов лишь протянул руку к этим остаткам взрывного устройства, они вдруг сразу взорвались, и он погиб... Причём, разные официальные представители "правоохранительных структур" публично заявляли, что он, мол, случайно замкнул на тех остатках взрывного устройства какие-то провода, и поэтому, мол, оно взорвалось. Однако, судя по словам некоторых коллег Трофимова и даже по обнародованным видеосъёмкам, он лишь протянул руку в направлении того полуразрушенного взрывного устройства, и никак не мог что-то в нём замкнуть... То есть, практически полностью очевидно, что взорваться оно могло лишь по радиосигналу кого-то из тех, кто был в непосредственной близости от места происшествия, а посторонних там вроде бы никак не могло быть, т.к. оно было оцеплено, и внутри оцепления находились, судя по всему, лишь сотрудники "спецслужб"...

И почему-то ни в каких СМИ (даже в тех, что считаются независимыми) я не видел и не слышал ни одной более-менее серьёзной и подробной публикации про эти столь вопиющие, столь подозрительные, мягко говоря, обстоятельства, почти со 100-процентной вероятностью доказывающие, что взрывотехник Георгий Трофимов был, как "опасный свидетель" преступления в "Норд-Осте", убит своими высокопоставленными "коллегами", как бы на всякий случай... Вероятно -- хотя это лишь мои, так сказать, домыслы, -- непосредственная причина этого убийства могла заключаться в том, что где-то кому-то он начал говорить что-то "лишнее" из того, что знал про "Норд-Ост", и это через каких-то стукачей зафиксировало его начальство. И затем оно -- судя по вышеприведённым обстоятельствам -- решило инсценировать те события на Тверской. По-видимому -- с помощью как своих агентов, так и людей, используемых, так сказать, "втёмную"...

Возвращаясь непосредственно к "норд-остовскому" теракту, напомню, что насчёт отсутствия реальных взрывных устройств в захваченном террористами здании "Норд-Оста" сказано и в тех вышеназванных статьях Анны Политковской. Прилагаю совсем короткий отрывок оттуда (из первой статьи), где говорится, впрочем, не только про взрывчатку.

"...Последний взлет политической карьеры Ханпаша Теркибаева действительно связан с 23—26 октября 2002 года — с нашим общим горем. С терактом, повлекшим многочисленные человеческие жертвы, когда отряд под руководством Бараева-племянника… захватил почти 800 человек в помещении Дома культуры на улице Мельникова и вся страна не знала, как их спасти, металась, выла, каждое мгновение ожидая взрыва. — Кстати, вы давно были с ним знакомы? С младшим Бараевым? — Давно. Я всех в Чечне знаю. — Так была там взрывчатка? — Да не было. Ну не было. Именно после "Норд-Оста" карьера Ханпаша резко поползла вверх. Он действительно стал "соратником" администрации президента Путина. Оказался снабженным всеми необходимыми документами, обеспечивающими ему возможность беспрепятственно перемещаться всюду, где требуется..."

И в конце упомяну про одну странность, происходящую с вышеназванными статьями Анны Политковской. Дело в том, что в результате некоторых действий, похожих на весьма целенаправленные (думаю, что они совершаются под мощным давлением властей), эти потрясающие статьи становится всё труднее и труднее найти в Интернете, во всяком случае -- в их первоисточнике, т.е. на сайте "Новой газеты". Сначала -- ещё несколько лет назад -- там исчезло название первой из этих статей ("Кто остаётся в живых"), так что теперь стало почти невозможно найти по нему эту статью через поисковые системы (вместо него там остался лишь подзаголовок: "Один из группы террористов уцелел. Мы его нашли"). Кроме того, сравнительно недавно -- может быть, около года назад -- под этими статьями на сайте "Новой газеты" исчезла и подпись Анны Политковской, так что теперь далеко не каждый читатель догадается, что это -- именно её статьи. Да и найти их стало, в результате, ещё труднее, т.к. обычно при поиске любой публикации в Интернете используется, естественно, фамилия автора.

Правда, многие из интересующихся наследием Анны Политковской (убитой, скорее всего, именно за те статьи) сохранили интернет-ссылки на её публикации в "Новой газете". Однако, очень возможно, что скоро эти ссылки окажутся негодными, т.е. не ведущими никуда, т.к. недавно почему-то интернет-адреса этих публикаций (во всяком случае -- тех двух статей Анны Политковской про теракт в "Норд-Осте" и его организаторов из российских "органов") поменялись, и хотя старые ссылки ещё продолжают действовать (наряду с новыми), но, скорее всего, их действие, как это обычно бывает в подобных случаях, будет недолгим. И, честно говоря, я очень подозреваю, что в итоге всех этих, так сказать, странностей те две статьи Политковской (по-видимому, самые опасные для властей из множества её замечательных и талантливейших публикаций) либо вообще исчезнут с сайта "Новой газеты", либо будут определены в какой-нибудь "спецхран", доступный лишь для "избранных". В общем, похоже на то, что приближается знаменитый оруэлловский "1984 год" с его "министерством правды" и "министерством любви"...

На всякий случай прилагаю интернет-ссылки (и старые, и новые) на эти две статьи Анны Политковской, а заодно и ещё пару ссылок -- на свой блог, где я на всякий случай эти статьи скопировал (с небольшим своим комментарием), и на одну из публикаций той своей самиздатской статейки (дополненной ещё одним своим старым материалом про "Норд-Ост"), отрывок из которой я здесь привёл: http://www.novayagazeta.ru/data/2003/30/00.html , http://www.novayagazeta.ru/society/20491.html ; http://www.novayagazeta.ru/data/2003/96/00.html , http://www.novayagazeta.ru/society/17917.html ; http://abvgdoprst.livejournal.com/6836.html ; http://forum-msk.org/material/kompromat/795900.html .

И в самом конце -- несколько слов про цели, которые преследовали и преследуют сидящие на "вертикали власти" организаторы тех трагических событий в "Норд-Осте". Я уже затрагивал эти очевидные, на мой взгляд, цели в своих предыдущих публикациях (в том числе -- в той, которую можно посмотреть по последней из вышеприведённых ссылок), главные из них, очевидно -- дальнейшее "закручивание гаек", нагнетание всеобщего страха, укрепление тем самым диктаторской (или даже тоталитарной, в перспективе) власти, использование для этого известной формулы "разделяй и властвуй" -- через раздувание ненависти к чеченцам и вообще кавказцам, которые, мол, бесконечно устраивают теракты в России... А, кстати, после известных ещё более трагических событий в Беслане (мою старую публикацию о них можно легко найти в Интернете по её названию: "Правда о Беслане ещё страшнее, чем Вы думали"), организованных примерно теми же, кем и "Норд-Ост", эти цели российской власти проявились ещё более явно: как известно, по инициативе Путина в связи с тем терактом в России были отменены выборы губернаторов и некоторые другие то ли остатки, то ли зачатки демократических процедур... В нынешние дни движение российского государственного режима (или, если говорить проще, правящей шайки гэбистов) к превращению в полуфашистско-полусталинскую тиранию, на мой взгляд, в связи со многими совсем недавними событиями, должно быть очевидно уже практически всем.

Но помимо этих, так сказать, глобальных целей, у организаторов того "норд-остовского" теракта, скорее всего, была и скромная цель испытания того "совершенно безвредного" газа на большом количестве людей. Видимо, то испытание прошло, по их понятиям, вполне успешно... Некий засекреченный химик, создавший тот газ, говорят (и пишут в Интернете), даже какую-то "государственную награду" получил, как, впрочем, и ещё целая куча палачей "Норд-Оста", причём -- весьма высокопоставленных... В общем, у них -- всё хорошо...

Дмитрий Воробьевский (26 октября 2012 г.).----------------------------

( http://forum-msk.org/material/power/9613680.html , http://abvgdoprst.livejournal.com/29238.html ...)

abvgdoprst.livejournal.com

«Норд-Ост». 10 лет спустя - Самый сок!

23 октября 2002 года несколько десятков вооруженных боевиков ворвались на мюзикл «Норд-Ост» и захватили в заложники 916 человек. Казалось, что этого не забудет никто и никогда. Но 10 лет спустя про эту трагедию никто больше вспоминать не хочет. Более того, про «Норд-Ост» по-прежнему толком ничего не известно: кто организатор, почему умерли заложники, что это был за газ. БГ сформулировал семь вопросов о «Норд-Осте», на которые до сих пор нет убедительных ответов.

Мовсар Бараев (сидит справа) поначалу считался главарем террористов. Он единственный, кто во время захвата ДК на Дубровке не скрывал своего лица. Он же давал интервью телеканалу НТВ. Но на самом деле главарем был Руслан Эльмурзаев по кличке Абубакар (сидит слева). Он вел основные переговоры и давал указания Бараеву, что именно сообщать журналистам.

От чего погибли заложники?

Непосредственно от действий террористов погибли четыре человека. Официальная версия по поводу массовой смерти остальных заложников такова: она произошла из-за стресса, голода, бессонницы, обезвоживания и многочасового сидения в неудобных позах. Государство считает, что от газа, применявшегося во время штурма, никто не пострадал. Эксперты и родственники заложников считают по-другому: они были отравлены неизвестным газом, им не было оказано первой медицинской помощи, их в бессознательном состоянии сначала сваливали на асфальт, а потом как попало кидали в автобусы; больницы были абсолютно не готовы к тому, что им привезут десятки отравленных людей, а врачам не сказали, что именно был за газ, поэтому они не знали, чем лечить. Только через полтора года после «Норд-Оста» председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев, замначальника оперативного штаба, первым из официальных лиц признал, что главной причиной гибели заложников «стало несвоевременное оказание медицинской помощи».

В графе «Причина смерти» у погибших стоит прочерк.

Владимир Курбатов, отец Кристины, погибшей 13-летней актрисы «Норд-Оста»:

«По факту гибели людей уголовного дела не возбуждалось. Не было установлено даже времени, места и причины смерти. В графе «Причина» в свидетельстве о смерти моей дочери Кристины стоит прочерк. При этом в акте перевозки тела из больницы в морг, который нам выдали, было написано: причина смерти — отравление высокотоксичным газообразным веществом. В первичной судмедэкспертизе, которую проводили в морге, тоже было заключение об отравлении. Но потом следствие решило все это вымарать, а специальная комиссия, состоящая из «светил медицины», дала другое заключение с формулировкой, которую потом Путин озвучивал: мол, газ безвреден, а заложники умерли из-за того, что сидели в неудобных позах, от хронических болезней и обезвоживания.

Что до врачей, то все врачи близлежащих больниц открыто тогда заявляли прессе, что готовились к приему пациентов с минно-осколочными ранениями и не были готовы принимать людей с отравлениями неизвестным веществом.

Когда мы готовили жалобу в Европейский суд по правам человека, я обзванивал все больницы, которые были указаны в плане эвакуации и принимали пострадавших. Из 12 больниц, в которые я смог дозвониться, только одна имела токсикологическое отделение, где пострадавшим могли оказать квалифицированную помощь при отравлении».

Андрей Солдатов, главный редактор сайта Agentura.ru, посвященного работе спецслужб; за штурмом на Дубровке наблюдал из окна дома напротив:

«Основной вопрос к оперативному штабу — к господину Проничеву, который до сих пор первый заместитель директора ФСБ, и к господину Васильеву, заместителю начальника оперативного штаба и бывшему заму главы МВД: какого черта они не развернули полевой госпиталь в непосредственной близости к зданию? Похоже, они или рассчитывали, что у них будут одни убитые, а для тех, кто выживет, будет достаточно скорых, которые были на месте, — или вообще не думали про это.

По закону, силы, средства и тактика спецопераций — секретные. Газ — это средство, поэтому никто не собирался его никому выдавать. Но ситуация была ужасающей: людей выносили в самых разных видах, наваливали друг на друга прямо на асфальте, и они стали умирать уже там, захлебываясь рвотными массами. Эту проблему можно было решить, даже не зная, что за газ, просто оказав первую помощь, но и этого не было сделано — в автобусы людей просто сваливали вповалку, многие уже были мертвы. Думаю, даже если бы спецслужбы оперативно рассказали, что это был за газ, ситуацию это бы не сильно улучшило».

Каринна Москаленко, адвокат группы бывших заложников «Норд-Оста» в ЕСПЧ:

«Власти до сих пор несут эту бесстыдную чушь: «Операция по спасению заложников была блестящей». Люди погибли, а они говорят: «Блестяще, только вот медики подкачали». Как будто медики действовали по собственному усмотрению и не пришли вовремя, потому что они такие подлые».

Какой газ использовали при штурме?

Состав газа до сих пор засекречен. Про него известно две вещи: 1) он «безвредный» — это Путин сказал американским журналистам, объясняя, почему люди не могли погибнуть от действий спецслужб; 2) он сделан «на основе производных фентанила» — об этом заявил министр здравоохранения Шевченко (фентанил — наркотический анальгетик, по биологическому воздействию в сотни раз сильнее героина). Тем не менее точную формулу газа никто не назвал, известно лишь, что некий офицер-химик, чья фамилия засекречена, позже получил звание Героя России за участие в спецоперации.

Лев Федоров, доктор химических наук, президент Союза «За химическую безопасность»:

«На фентанил можно навесить тысячу всяких хвостов — и получится миллион разных веществ. Словосочетание «производные фентанила» — это вообще ни о чем, это означает только то, что нам не захотели назвать вещество.

Власти еще заявляли, что держат формулу газа в секрете потому, что за ней гоняются все разведки мира. Это чушь. Есть международная конвенция о запрещении химического оружия, в ней перечислены допустимые вещества, которые не должны убивать людей. А власти использовали другие вещества, убившие 125 человек, то есть совершили государственное химическое преступление. И если они раскроют формулу, весь мир их тут же осудит, потому что они не имели права его применять.

Еще было много разговоров про антидоты, которых у спецназа и врачей не было. Антидот — это вещество, которое может догнать в организме яд и при помощи химии превратить его в другое вещество или ослабить симптом. Но разговор об антидотах в данном случае — отвлечение от сути дела, потому что главное — газ не должен убивать людей. В «Норд-Осте» провели опыт, который в мире в голову никому не приходил».

Каринна Москаленко:

«Европейский суд, в который мы подавали жалобу на нарушение права на жизнь, не поддержал нас только в одном пункте. Он сказал, что применение газа было оправданно. В принципе, я могу его понять: суд по правам человека не является судом по гуманитарным вопросам, по военным конфликтам. Однако логика, конечно, хромает: если формула газа, название и свойства не раскрыты, то как можно решать, справедливо было его применение или нет?»

Андрей Солдатов:

«У меня всегда было очень специфическое отношение к применению этого газа, потому что я потом видел, как в Беслане террористы первым делом выбивали окна и вообще вели себя намного более жестко и отвратительно — так, чтобы с ними не случилось «Норд-Оста». Это был прямой результат действий российских силовых структур на Дубровке».

Анатолий Ермолин, бывший начальник оперативно-боевого отделения «Вымпела», подполковник ФСБ в запасе:

«Спецназ знал, что будет газ, поэтому вошел в здание с противогазами, но что за газ, какие последствия от него, думаю, им не сказали. Тем более я знаю сотрудников, которые надышались этим газом, и у них были большие проблемы со здоровьем».

Сколько было террористов и сколько погибло заложников?

В результате штурма были убиты 40 боевиков — по официальным данным, именно столько террористов захватило Театральный центр на Дубровке. Но, например, заложница Светлана Губарева утверждала, что видела в зале минимум 24 шахидки, хотя убито было 19. А через полгода журналист Анна Политковская встречалась в гостинице «Спутник» на Ленинском проспекте с неким Ханпаш Теркибаевым, который заявил ей в интервью, что был среди боевиков на Дубровке в качестве агента ФСБ. Кроме того, в материалах следствия есть число 52 — столько боевиков Шамиль Басаев отобрал для подготовки терактов в Москве.

Еще серьезней путаница с количеством погибших: официально погибли 130 человек, но адвокат заложников Каринна Москаленко, сложив все данные следствия, получила 174.

Владимир Курбатов:

«После уймы запросов в прокуратуру мы добились доступа к следственным материалам, и просто посчитали в столбик, сколько погибло в здании, сколько на ступеньках, в скорых, в автобусах, в больницах, — всего получилось 174 человека. В суде мы спросили у руководителя следственной группы Кальчука, как он может объяснить эти цифры. Он ответил: «Ну, вы так считаете, а я так считаю, что вы от меня хотите?»

Возможно, это все-таки ошибка в подсчетах: 44 — слишком большое расхождение. Три года назад на месте теракта появилась памятная доска со всеми фамилиями — думаю, если бы какой-то фамилии не было, родственники возмутились бы.

Есть много свидетельских показаний о том, что террористов было больше, но следствие их не учло. На вопрос, почему не допросили Ханпаш Теркибаева, Кальчук ответил, что они съездили в гостиницу, которую назвала Политковская, и никого не обнаружили. Потом выяснилось, что Анна говорила о гостинице «Спутник», а следователи ездили в гостиницу «Космос». А как только Теркибаевым заинтересовались в ФБР (на «Норд-Осте» погиб американский гражданин), Теркибаев разбился в автокатастрофе в Чечне».

Каринна Москаленко:

«Мы изучили постановления самого следствия и получили цифру 174 — это данные без фамилий, только количество. Возникает вопрос: где родственники этих 44 людей? Мы считаем, что это невостребованные люди. Приехали в Москву погулять, к любовнице, в командировку — что угодно. И пропали. Кто будет этой статистикой заниматься — выяснять пропавших в то же самое время в городах России? За кем пришли, те и есть в официальном списке».

Андрей Солдатов:

«Я видел штурм из окна квартиры напротив: заложников выносили и складывали в шеренги, как мертвых. И в этих шеренгах точно было больше людей, чем назвали власти.

А вот история с Теркибаевым была непроверенной. Теркибаев из той категории людей с особым психологическим складом, которые выскакивают по разным поводам и говорят, что они могут быть самыми лучшими помощниками. Не думаю, что это имеет отношение к реальности.

Но это совершенно не отменяет того, что части террористов удалось уйти. Многие оперативники мне потом об этом говорили. Там был полный дурдом. Штурм проводила не одна организация: было несколько групп спецназначения, которые должны были зачистить террористов, а еще были внутренние войска, которые изначально обеспечивали периметр безопасности, но, когда началась большая стрельба, тоже зачем-то куда-то пошли. В результате возник хаос: здание большое, куча коммуникаций, выходов в разные стороны, по нему перемещаются разные группы вооруженных людей, которые сами не знают, куда они перемещаются. Ситуация, конечно, не такая катастрофичная, как в Беслане, где люди просто бегали в разных направлениях, но люди, которые участвовали в штурме, говорили, что задача по обеспечению безопасности периметра не была решена. Более того, не только я, но и многие журналисты сидели там, где, вообще говоря, не должны были сидеть, — это тоже говорит о прозрачности периметра. Зайти-выйти можно было достаточно свободно, поэтому спецслужбы и говорят, что какое-то количество людей ушло».

Что стало причиной штурма?

Власти утверждали, что штурм был вынужденной мерой: террористы отказались от переговоров и начали расстреливать заложников. В зал через системы вентиляции был пущен газ, который усыпил террористов, после чего туда вошел спецназ, обезвредил бомбы и начал вытаскивать людей.

Однако участники операции утверждают, что выстрелов не было. Кроме того, накануне вечером террористам пообещали встречу в 10 утра с генералом Казанцевым, первым официальным представителем власти, чему они были явно рады и даже заявили, что уже в 11.00 заложники могут будут отпущены. Газ же — даже по данным следствия — начал действовать не моментально, а минимум через 10 минут. Более того, на сцену выбежал один из боевиков с пулеметом и криками «Они пустили газ». Выходит, что время взорвать зал у них было, и то, что этого не произошло, — большая удача, а не заслуга организаторов спецоперации.

Андрей Солдатов:

«Была такая версия, озвученная замначальника штаба Васильевым, что штурм был спровоцирован выстрелами внутри. Но дело в том, что примерно за полчаса до стрельбы были погашены прожекторы, которые все время освещали площадь перед ДК. Террористы говорили: если вы их погасите, мы будем воспринимать это как начало штурма и вести себя соответственно. Можно с уверенностью говорить — на основании того, что я видел лично, и того, что мне рассказывали участники операции, — штурм был спланирован, время его было назначено, и не было никакой провокации со стороны террористов.

Участники штурма мне прямо говорили, что у террористов было время взорваться: когда спецназ туда вошел, террористы были живы, они не спали и отстреливались. Один боевик даже выбежал на сцену с пулеметом: его очень быстро погасили с балкона. Почему они не взорвались — неизвестно.

Многие потом предполагали, что бомбы были муляжами. Но взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов, который непосредственно занимался разминированием устройств на «Норд-Осте» (к сожалению, он погиб спустя полтора года), утверждал, что эти бомбы были настоящие. Такое впечатление, что это была больше акция устрашения, чем реальный теракт: или они вообще были не готовы все взрывать, или последнего приказа никому из террористов не поступило.

Мне рассказывали участники штурма: на основе разведданных они были уверены, что бомбы настоящие и точно взорвутся, что шансов предотвратить взрыв бомбы — 2–3%. Когда выходили на штурм, все готовились к тому, что от взрыва рухнет купол здания, будет огромное количество погибших и сами они тоже погибнут.

У спецназа было распоряжение прокуратуры — не оставлять никого из боевиков в живых. Как рассказывал мне командир одной из оперативно-боевых групп, исходили из того, что любой из террористов, не важно, где он находится, может привести в действие взрывные устройства через радиосигнал.

Проблема была в том, что они рассчитывали только на это. Все альтернативные варианты ими просто не рассматривались. Плюс они думали, что все равно будет полный ад, и надо использовать все, что есть под рукой: тестировали заранее этот газ, не тестировали — не важно, надо все брать, потому что все равно будет очень плохо.

В итоге они проводят штурм, бомбы почему-то не взрываются, весь зал остается в живых, и тут наступает коллапс: никто не знает, что делать дальше. Спецназа физически мало, чтобы быстро вынести всех людей, не проведен инструктаж про то, как выносить, в каком состоянии, куда, — и их стали просто сваливать в шеренги друг на друга.

Была информация из прокуратуры, которая тоже находилась на месте, что к концу третьего дня шли достаточно успешные переговоры — удалось убедить террористов, что им подадут транспорт и они спокойно смогут уехать, и поэтому под утро какая-то часть террористов, видимо, расслабилась и даже ушла куда-то в фойе праздновать. На основании этого можно сказать, что никакой необходимости устраивать штурм именно в этот день и именно в таких условиях не было. Это не ситуация Беслана, когда люди умирают просто от обезвоживания, — грубо говоря, тут ничего не тикало «еще час — еще десять умрут».

Анатолий Ермолин:

«Операция была хорошо спланирована и подготовлена. Немногие догадываются, что если бы бомба взорвалась, то мы бы потеряли вообще все элитные войска, потому что «Альфа» и «Вымпел» входили в «Норд-Ост» практически полным боевым составом. Это мои друзья, и я знаю, что они перед тем, как войти, попрощались друг с другом и семьями.

Неверное решение, на мой взгляд, было применять газ, потому что он не играл в операции никакой роли. Если бы террористы хотели подорвать зал, они бы его подорвали. В итоге газ мгновенно людей не отключил, террористов пришлось уничтожать классическим путем, а газ стал причиной массового отравления людей, что стало трагическим результатом спасательной операции».

Как вообще десятки боевиков, вооруженные автоматами, пулеметами и взрывчаткой, смогли организовать теракт в центре Москвы?

Спустя два года после захвата Театрального центра в «Известиях» появилась статья о том, что главарь террористов Абубакар, он же Руслан Эльмурзаев, числился начальником службы безопасности московского Прима-банка. В банке он взял в кредит 40 000 долларов на покупку поддельных документов, двух микроавтобусов, на которых 23 октября группа террористов приехала на Дубровку, а также на аренду квартиры. По городу группа боевиков передвигалась на инкассаторском броневике, принадлежавшем Прима-банку. После появления этой публикации следствие заявило, что проверяет информацию о связи Абубакара с Прима-банком, а потом объявило начальника правления банка, чеченца Мухарбека Баркинхоева, в розыск. К тому моменту банка как такового уже не существовало: у него отобрали лицензию и его объявили банкротом еще в 2003 году после жалоб вкладчиков, а двух сотрудников судили за мошенничество. Чем закончилась эта история — неизвестно: все материалы следствия по «Норд-Осту» по-прежнему закрыты.

Юрий Сенаторов, старший корреспондент газеты «Коммерсантъ», автор статьи «Норд-Ост» захватил банкир» в «Известиях»:

«Мне тогда выдали эту информацию фээсбэшники из отдела по борьбе с тер­роризмом. Формально Абубакар был начальником службы безопасности Прима-банка, а де-факто его владельцем. До меня действительно про это никто не писал. Но потом я перестал заниматься чеченской темой, пить водку с фээсбэшниками, перешел в «Коммерсантъ» и не знаю, что дальше происходило с этой историей. Знаю, что у банка отняли лицензию, — это был маленький отмывочный банк, кто-то сбежал, против кого-то завели уголовные дела, но не по «Норд-Осту», а по обманутым вкладчикам».

Чем закончилось расследование теракта?

В связи с «Норд-Остом» было возбуждено уголовное дело по факту терроризма и захвата людей в заложники — оно открыто до сих пор. Уголовного дела по факту гибели заложников возбуждено не было. Обстоятельства и причины их смерти не установлены. Документы штаба уничтожены. Состав штаба засекречен. Личности шести террористов не установлены. Всего к суду были привлечены двое: Заурбек Талгихов, который находился снаружи и переговаривался по телефону с Мовсаром Бараевым во время захвата (8,5 года за пособничество террористам), и милиционер Алямкин (7 лет за взятку за оформление регистрации гражданке Л.Бакуевой, оказавшейся среди боевиков).

Было еще рассмотрение коллективного иска заложников в Европейском суде по правам человека. В декабре 2011 года ЕСПЧ удовлетворил жалобы родственников заложников, усмотрев в неадекватном планировании спецоперации российскими властями и отсутствии эффективного расследования теракта нарушение права на жизнь, присудил 64 потерпевшим компенсации общей суммой 1 миллион 300 тысяч евро и потребовал от России нового расследования.

Каринна Москаленко:

«Мы не можем доказать причастность государства к этой трагедии — значит, мы не можем доказать нарушение негативных прав на жизнь: никто не может быть лишен жизни, подвергаться пыткам и т.д. Но есть позитивные права: государство не только не должно убивать людей, но еще и должно обеспечивать их безопасность — то есть защищать от третьих лиц. И это нарушение в «Норд-Осте» мы доказали. Жалоба была удовлетворена по двум параметрам. Операция по спасению заложников была проведена из рук вон плохо — не оказывалась первая помощь, не было взаимодействия между участниками спасательной операции, и поэтому не спасли людей. Европейский суд не делит операцию на штурм и спасение. Если штурм проводили для того, чтобы спасти людей — а Европейский суд думает о властях именно так, лучше, чем они есть на самом деле, — то тогда это была единая, плохо скоординированная операция. И в этом — первое нарушение права на жизнь. А второе — отсутствие расследования. Европейский суд не может обвинить государство в смерти людей или оправдать его, потому что не было расследования, поэтому он говорит: мы не знаем, кто виноват, но вы это не расследовали, и значит, нарушили право на жизнь.

Российские власти скрыли все документы штаба, сказали: все документы были уничтожены. Взамен этого они предоставили в ЕСПЧ материалы текущего уголовного дела, на что им ответили, что это расследование вообще не про то, — это про террористов, а речь идет о пострадавших. ЕСПЧ выразил глубочайшее недоумение по этому поводу.

Сейчас мы с моими доверителями составляем список вопросов Следственному комитету для нового расследования. Если он не ответит на эти вопросы, то, исходя из буквы и духа закона, решение ЕСПЧ будет не выполнено. Это не только компенсации, но и установление обстоятельств, при которых погибли близкие заявителей, а также личностей, ответственных за их смерть, — для матери, которая потеряла тринадцатилетнюю дочь под тяжестью трупов в автобусе, это очень важно. В противном случае мы будем писать меморандум в комитет министров ЕС, что меры не выполнены».

Владимир Курбатов:

«На основании решения суда в Страсбурге адвокат некоторых заложников Игорь Трунов подавал прошение в Следственный комитет о возобновлении расследования, но, насколько мне известно, в СК ответили, что якобы у них нет официального перевода страсбургского решения суда со стороны Минюста, поэтому они не могут проводить никаких действий.

По факту гибели людей дела не возбуждалось. Всех следственных материалов мы не видели, нас допустили только до некоторых томов, основная часть дела засекречена. Первоначально нам вообще разрешали знакомиться только с судебно-медицинскими заключениями. Причем ксерокопировать их запрещали, только переписывать от руки — вот сидели и переписывали по 15–20 страниц о том, насколько органы твоего погибшего ребенка были заполнены кровью, какого размера его мозг и т.д».

Юрий Сенаторов:

«Я знаю, что трупы всех террористов отвезли в морг №2 на грузовике с надписью «Хлеб». Там трупы свалили на ночь, никаких следственных действий не провели. По идее, должны были пули из них повыковыривать, опознать, кто, сколько, чего, но делать этого не стали. Всю ночь вокруг морга дежурили снайперы, а на рассвете трупы отвезли в лианозовский крематорий, где и спалили. Это мне рассказывал один из следователей группы, которая работала по «Норд-Осту», а знакомый в том морге мне это подтвердил.

Думаю, опознали их в итоге через агентурную сеть и по документам — террористы же работали в этом Театральном центре, вроде как на ремонт там подвязались, на них даже майки были с надписью «Норд-Ост». Так что их личности более-менее быстро установили».

«Норд-Ост» — это блестящая спецоперация или успешный теракт?

Андрей Солдатов:

«Ситуация изначально была политической: террористы выдвинули политические требования, а Путин и силовики устроили настоящую истерику под названием «Мы не должны повторить Буденновск». Складывается впечатление, что вся эта история про то, что надо было показать, как отвечает новая российская власть на тот же вызов, на котором сломался Ельцин. Они это так воспринимали и только об этом и думали.

Проблема была в том, что и на официальном уровне, и на уровне спецслужб штурм был назван победой. А победа в российском понимании означает, что разбора полетов не будет. Я специально спрашивал: «Ребят, ну вот вы провели операцию с огромным количеством жертв, вы начали какие-то реформы? На основании боевого опыта вы ведь должны как-то корректировать свои действия?» Они отвечали: «Нет, мы ничего не делали, потому что официально было сказано, что это победа». Более того, на тот момент в ФСБ была очень популярна такая теория — дикая, на мой взгляд, — что для шахидов акция считается успешной, если каждый из них захватит с собой минимум шесть человек. Я не знаю, откуда это взялось, но такая теория циркулировала. И были предприняты специальные, скажем так, усилия, чтобы сообщить информацию о жертвах таким образом, чтобы число жертв, поделенное на количество террористов, было меньше шести. До такого доходили.

Власти считали, если показать террористам, что мы победили, а не они, то больше они этого не сделают. В результате обе стороны в этой истории считали себя победителями. И одни не стали пересматривать свои действия и менять тактику, а вторые решили, что раз победили, значит, можно повторить этот успех, поэтому Беслан по большому счету был неизбежен».

Анатолий Ермолин:

«Я считаю, что это была спецназовская драма, которая могла стать триумфальной победой, но не стала в силу неправильно принятых управленческих решений. Спецоперация — это не только ворваться и грамотно уничтожить террористов. Это в том числе логистика: подъезд скорой помощи, транспортировка людей, взаимодействие служб спасения — и на этом этапе было провалено все.

Фамилии двух бойцов «Вымпела» и «Альфы», которых наградили званиями Героев России, мне известны, я не буду их называть, но в кругу спецназа их все знают. Это оценка не народа, а государства. Но я знаю многих офицеров, которые отказались от награды за «Норд-Ост». Во время чеченской войны, например, многие отказывались от званий, считая, что за гражданскую войну их нельзя брать. Но я не могу судить тех, кто награду взял, — это дело чести и решение каждого конкретного человека».

Хронология событий

23 октября 2002 года

21.05 В здание Театрального центра на Дубровке врываются вооруженные люди в камуфляже, прибывшие на трех микроавтобусах. В это время в ДК находятся 916 человек — зрители, актеры, сотрудники театра, а также учащиеся школы ирландского танца «Иридан». Террористы сгоняют всех людей в зал и приступают к минированию. Некоторым заложникам разрешено позвонить родным, сообщить о захвате и о том, что за каждого убитого или раненного боевика террористы будут расстреливать по 10 человек.

22.00 К зданию ДК на Дубровке стягиваются милиция, ОМОН, спецназ и внутренние войска. Становится известно, что театр захватили чеченские боевики во главе с Мовсаром Бараевым, которые требуют прекращения войны в Чечне. Захватчики объявляют, что не имеют претензий к иностранным гражданам (около 75 человек из 14 стран), обещают их освободить и начинают проверку паспортов.

23.05 Из здания удается бежать пяти актерам, которые во время захвата заперлись в гримерных; по связанным шторам они спустились из окна. Через полчаса бегут еще 7 человек из технической группы, спрятавшихся в монтажной.

0.00 Террористы отпускают 15 детей.

24 октября 2002 года

0.15 В здание входит депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов.

2.20–3.50 Террористы отпускают 19 человек.

5.30 Никем не остановленная, в здание проходит 26-летняя продавщица находящегося по соседству парфюмерного магазина Ольга Романова, заходит в зал и вступает в перепалку с Мовсаром Бараевым. Ее выводят в коридор и расстреливают.

8.15 В зал пытается проникнуть подполковник Константин Васильев. Расстрелян террористами в фойе здания.

11.30 Боевики требуют для переговоров Бориса Немцова, Ирину Хакамаду, Григория Явлинского и Анну Политковскую.

13.00 В ДК проходят Иосиф Кобзон, британский журналист Марк Франкетти и двое врачей Красного Креста. Они вывели из здания женщину, троих детей и пожилого мужчину — гражданина Великобритании.

15.00 Кобзон возвращается в ДК с Ириной Хакамадой.

17.00 В здание входят Леонид Рошаль и иорданский доктор Анвар Эль-Саид, через 15 минут они выносят тело Ольги Романовой и возвращаются обратно.

18.30 Во время похода в туалет две девушки выбираются через окно на улицу и бегут. Террористы стреляют им вслед, легко ранив прикрывавшего девушек спецназовца Константина Журавлева.

19.00 Телеканал «Аль-Джазира» показывает обращение боевика Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ДК. Он заявляет, что его группа принадлежит к «диверсионно-разведывательной бригаде праведных шахидов» и требует вывода российских войск из Чечни.

23.00 В здание входит Григорий Явлинский и проводит 50-минутные переговоры с террористами.

25 октября 2002 года

1.30 В здание опять входит Леонид Рошаль — с двумя коробками медикаментов. Вместе с ним заходят журналист и оператор НТВ, которым удается побеседовать с террористами и шестью заложниками.

5.30 Террористы освобождают 7 заложников, которых обещали выпустить, если боевикам понравится интервью, снятое НТВ.

12.35 Представители Красного Креста выводят из ДК 8 детей.

14.50 В здание проходят Леонид Рошаль и Анна Политковская с тремя пакетами с водой и предметами личной гигиены.

17.00–21.00 В здание поочередно заходят журналист Сергей Говорухин (сын режиссера), депутат Госдумы Асланбек Аслаханов, глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, певица Алла Пугачева. Они, как и предыдущие переговорщики, пытаются торговаться с террористами — безрезультатно.

21.50 Террористы освобождают трех женщин и мужчину и требуют для переговоров представителей президента.

23.22 Сквозь оцепление в здание прорывается крановщик Геннадий Влах, который ошибочно полагал, что в зале находится его сын. Когда террористы понимают, что сына в зале нет, Влаха расстреливают.

26 октября 2002 года

1.00 Один из заложников в зале устраивает истерику и бросается с бутылкой на шахидку. Боевики открывают по нему огонь из автоматов и ранят двух других заложников — мужчину в голову и женщину в живот. Раненых через полчаса забирает скорая. Мужчина впоследствии скончался.

5.00 На площади у ДК гаснут прожекторы, освещавшие вход в здание. В зал через вентиляцию стали закачивать усыпляющий газ.

5.30 На радио «Эхо Москвы» позвонили две заложницы и сообщили о том, что в зал пущен газ — они его видят, слышат и чувствуют. Разговор в эфире обрывается автоматной очередью. На площади военные начинают перегруппировку сил вокруг Театрального центра.

5.40 Передвижение спецназа по направлению к зданию ДК начало транслировать в прямом эфире НТВ. Спустя несколько минут по требованию оперативного штаба показ был прерван.

6.30 Заложников начинают выводить из здания. Подъезжают скорые и автобусы.

7.25 Помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявляет, что операция по освобождению заложников завершена, большая часть взрывных устройств в здании обезврежена, спецслужбы ищут часть террористов, которым удалось скрыться.

8.00 Заместитель главы МВД и начальника оперативного штаба Владимир Васильев сообщает об уничтожении террористов и извлечении 67 погибших.

источник

ibigdan.livejournal.com